Вернуться на главную

Казачья одежда 

Особенности жизни донских казаков отразились на их одежде. Своеобразный вид донской казачьей одежды складывался веками. Приходили беглые на Дон в своей русской одежде, а здесь носили то, что давало войско. Облик одежды воссоздают старинные казачьи песни.

 

На стружках, сидят гребцы — удалые молодцы,

Удалые молодцы — вседонские казаки.

На них шапочки собольи, верхи бархатные,

Пестрорядные рубашки с золотым галуном.

Астраханские кушаки полушалковые,

С зачесами чулочки,

Да все гарусные.

Зелень-сафьян сапожки, кривые каблуки.

 

Казаки свободно относились к самобытности в одежде и рассматривали ее как один из существенных признаков своей самостоятельности. В 1705 году атаман Зимовейской станицы бывшего посольства Савва Кочет доносил благодарность Петру I от имени всего войска: "Мы взысканы твоей милостью паче всех подданных, нас не коснулся твой указ о платье и бородах. Мы носим платье по древнему своему обычаю, которое кому понравится. Один надевается черкесом, другой — калмыком, иной в русское платье старинного покроя и мы никакого нарекания и насмешек друг другу не делаем. Немецкого платья никто у нас не носит, охоты к нему вовсе не имеем." На Дону любили одежду ярких живописных расцветок, которую казаки привозили из походов. В. Сухоруков писал о возвратившихся из похода казаках: "Один являлся в лазоревом атласном кафтане с чисто серебряными нашивками и жемчужным ожерельем, другой — в камчатном или бархатном полукафтане без рукавов и в темно-гвоздичном зипуне, опушенном голубою каймой, шелковой гвоздичного цвета нашивкой; третий — в камчатном или бархатном кафтане с золотыми турецкими пуговками и серебряными застежками... У всех шелковые турецкие кушаки и на нем булатные ножи с черенками рыбьего зуба в черных ножнах, оправленных серебром, красные или желтые сафьяновые сапоги и кунья шапка с бархатным верхом. Многие одевались в богатые турецкие, черкесские, калмыцкие платья, украшали оружием, оправленным с азиатской роскошью серебром и золотом под чернь".

В конце XVII — к началу XVIII века сложился традиционный тип мужской казачьей одежды, обязательным элементом которой был зипун, представлявший собой распашную верхнюю одежду без ворота. Зипун был настолько обязательным элементом, что походы за добычей назывались "походами за зипунами".

Всю одежду можно разделить на служебную, военную и домашнюю. Служебная состояла из мундира или чекменя синего сукна, с красными выпушками, застегивающегося на крючки, и шаровар, также синего сукна с красными лампасами, фуражки и папахи с красным верхом и военной синей шинели. Домашняя одежда напоминала военную, но она однобортная и отличалась по материалу. Чекмени черкесиновые или нанковые. Шаровары без лампас, белые холстовые  рубахи, а также портки. Фуражка в быту носилась военная. Из обуви первоначально в общем употреблении были поршни, которые делались из цельного куска кожи овальной формы, с одной стороны которого (где должен проходить носок) вырезывался тупой угол. Кругом всего куска по краю пробивались дыры, в которые продевался ремешок, выходивший концами со стороны пятки. Края тупого угла сшивались, образуя нос поршня, а края кожи стягивались вокруг ноги ремешком. Праздничной обувью считались чирики — туфли с гладкой подошвой и вырезом сверху, которые носились на шерстяных чулках как казачками, так и казаками. (Среди казаков было распространено поверье, что чулки из овечьей шерсти предохраняют от укуса тарантулов, которые боятся запаха овец, т. к. овцы едят тарантулов. Поэтому казаки и летом охотно ходили в шерстяных чулках).

Грубые белые шерстяные чулки молодые казачки любили носить без подвязок. Особым щегольством считалось, если чулки собирались толстыми складками на узкой части ноги над щиколоткой. Состоятельные казачки носили парадные, щегольские "кислиной* наверстанные чирики", т. е. туфли, обшитые по краям ремешком из белой кожи. Позже казачки стали шить уже праздничный "окаймёной", т. е. обшитый цветной тесемкой башмак.

У простых казачек обиходная одежда состояла из юбки, кофты и фартуха. Лишь старинная донская шуба, несмотря на то, что в XIX веке широкое распространение получили пальто и различные шубки, была очень популярна, особенно у пожилых женщин. Шубы казачки носили белые, овчинные, ровные, "как халат". По краям рукавов и по низу на два пальца "оторочены курбяем", т. е. шкуркой молодого ягненка.

Верхнедонская женская одежда, варьируясь даже в пределах близлежащих станиц, имела свои особенные отличия от нижнедонской.

Головной убор замужней женщины — шлычка — колпачок, особым образом кроеный, надевался на волосы так, чтобы спереди они были немного видны. Волосы собирались под шлычку узлом и поддерживали ее в приподнятом положении. Для этой же цели служила вата, подложенная под верхний шов шлычки. Затягивалась шлычка на голове спереди продетой в нее тесемкой. Шлычка была не видна и служила только остовом для повязывания сверху платков.

Колотовочка, иликазимирка — платок с мелким рисунком, небольшой, красный, четырехугольный. Один из углов колотовочки загибался и накладывался на лоб, два боковых конца затягивались сзади узлом, под который пропускался третий угол. Т. е. колотовочка закрывала до половины лоб, виски и уши. На колотовочку повязывались верхний платок или шаль, причем с боков они слегка закладывались внутрь, а надо лбом собирались "уголком", что считалось модой.

Описанный головной убор носился летом. В холодное время года поверх накинутой на голову шали под подбородок, прикрывая уши, повязывался платочек, концы его связывались на макушке, т. н. знуздалка. Знуздалка была обычно красно-белого цвета. "Не ох я разнуздавши пошлат, ни взнуздалась", — скажет, бывало, казачка. Концы шали уже поверх надетой знуздалки обертывались, прикрывая нижнюю часть лица и рот, вокруг шеи и повязывались спереди узлом. "Ушам тяпло", — мотивировались эти старинные способы повязывания платков.

Рубаха холстовая — домотканая, белая, с прямым воротом, невысоким стоячим воротником. Ворот застегивался на медных пуговицах или завязывался тесемками. Рукава, узкие от плеча, расширялись к концу и по краю обшивались в два ряда цветными лентами. Рукава, воротник и подол рубахи были "перетканы рядами, цвятками, как кому нравится". Перетканый холст часто заменялся цветным ситцем, обычно красным. Из ситца шились рукава и от плеча иногда украшались шитьем. Воротник обычно красный, выстроченный цветными нитками, назывался ажарёлок. Подпоясывались рубахи красным шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах. Девки носили такие холстовые рубахи в качестве верхней одежды "до венца". Замужние надевали поверх нее сарафан — сукман, или кубелек. Название это произошло от татарского кумж — рубаха.

Сукман — верхняя одежда замужних казачек. Шился из домотканой крашеной синей (иногда и некрашеной) шерстяной материи. Сукман отличался очень короткими узкими рукавами. Спереди от ворота шел короткий прямой разрез на медных пуговицах, называемых базка, и обшитый широкой шелковой лентой по краям. Петли образовывали цветной шнур, идущий по одному из краев пазухи и в соответственных местах не пришитый к нему. Вдоль подола сукман обшивался широкой шелковой лентой красной или синей, а по самому краю гарусском (род тесьмы, плетенной особым образом на пальцах). Во многих станицах сукман звался кубелек. Постепенно кубелек к 80-м годам XIX века сменился сарафаном, который шился из цветного ситца, с высоким цельным нагрудником, узкими проймами, которые, сходясь сзади, пришивались к сарафану на высоте талии. Сарафан шился без спинки, с короткой прорехой на пуговицах с левой стороны у основания нагрудника. Сзади сарафан представлял собой доходящую до талии юбку с проймами и заложенную по верхнему краю многочисленными частыми сборами. Чтобы судить о количестве и величине сборов, достаточно сказать, что материи шло втрое больше, чем на переднюю сторону сарафана (швы у сарафана идут по бокам). Ведь сарафан шился в 5 точей или в 4 точи. Точи — отдельный выкроенный цельный кусок материи. Украшался сарафан цветными лентами вдоль верхнего края нагрудника, сзади по сборам, внизу — вдоль нижнего края. Повязывался сарафан широким плисовым поясом, пониже талии, чтобы сзади "сборы были видны и ленты".

Ситцевый сарафан, получив широкое распространение, вытеснил почти повсеместно домотканый кубелек и явился переходной ступенью к "французской моде".

Запон — короткий фартук из холста с пришитой небольшой "грудинкой". Под шов закладывались маленькие сборы, завязывался запон тесемками вокруг талии узлом наперед и вокруг шеи концами узкой цветной обшивки. С левой стороны пришивался карман.

Запоны различались праздничные и "расхожие". Праздничные, в отличие от повседневных, украшались ткаными узорами. Носились запоны исключительно на сарафанах и не надевались на сукман (кубелек).

В комплексе с платьями татарского покроя носили русские головные уборы: повойник или рогатую кичку.

С кички свисали над ушами до самых плеч чикилики — длинные нити, унизанные жемчугом, а на лоб — металлические украшения.

По воспоминаниям казаков, записанным в 80-х годах XIX века, простые казачки в старину делали кички из белого или синего холста, который складывали четырехугольником, прошивали густыми рядами суровыми нитками. Потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди на кичку нашивали лабок, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали на шнурке подзатылин (подзатыльник), расшитый узорами.

Ходили в кичках все поголовно. У богатых кички украшались жемчугом и даже бриллиантами, вышивались золотом или шелками, бисером. К 60-м годам в зажиточных кругах кички вытесняются модными шляпками, чепчиками. Исчезновение кички объясняется ее дороговизной. В 70-х годах прошлого столетия уже М. И. Волосатова наводила справки, не сохранилось ли у кого кички? После долгих поисков она обнаружила кичку у жены атамана станицы Слащевской. По ее описанию кичка представляла небольшую круглую шапочку с невысоким околышем и плоским верхом. Надета была кичка прямо, волосы тщательно зачесывались под нее, но виднелись спереди и сзади. Кичка, по-видимому, не покрывала всей головы. Сделана была из зеленого бархата и вышита золотом.

Казачки очень любили украшения, и самые характерные из них — чикилики. Это широкая лента из алого атласа, украшенная жемчугом, к которой прикреплялась густая сетка из крупного жемчуга. Лента обвязывалась вокруг головы, а жемчужная сетка свисала из-под головного убора, частично прикрывая щеки.

Жемчужное украшение, прикрепленное на плечах и спускавшееся до груди, называлось перла, коробчак. Руки украшали браслеты.

 

* Кислина — белая, не вымоченная в дегте кожа, из которой делают, например, сбрую.

 

Материалы предоставлены Анжеликой Глумовой – руководителем фольклорно-этнографической студии "Забава".

 

Источник: Тимофеев П.Т., 
"Хопер: история, быт, культура

Головные уборы. Прически. Украшения

Казачий чуб — такая же традиция, как лампасы и папаха. По одной легенде, сбитая на ухо шапка как раз и прикрывала его отсутствие, а чуб — часть выбритой наполовину головы, как брили каторжных. Но эта версия оттуда, из легенды о «беглом» происхождении казачества. На самом деле часть савиров (севрюков) носили чубы даже во времена гуннов. Так они запечатлены на старинных фресках.

Такой же древностью овеян и запорожский оселедец, вероятно заимствованный тюрками и славянами у готов, для которых он означал посвящение богу Одину. Хохол (хох-оол) у алтайцев и сейчас переводится как «сын неба». Интересно, что у персов (иранцев) слово «казак» и переводится как «хохолок». Так что прическа, особенно в прошлом, — явление мистическое, сакральное. Донские казаки так объясняют чуб с левой стороны фуражки: справа ангел стоит — там порядок, а слева черт крутит — вот казак и выходит!

По  традиции, в России  усы были неотъемлемой частью военной формы. Кстати, в Отечественную войну усы носили гвардейцы. Восходит это к арийцам, у которых усы носили «кшатрии» — воины, и они символизировали крылья.

Казаки-старообрядцы бороды не брили, и особой «привилегией», дарованной Петром I, было разрешение казакам носить бороду. Фасон бороды определялся способом бритья — концом шашки, подвешенной за темляк, выбривались три плоскости: щеки и шея. Казаки не носили обручальных колец, и борода говорила о том, что казак женат.

Казаки-старообрядцы не носили чубов, стриглись «в скобку» — так, чтобы лицо было обрамлено прической, как скобой, или «под горшок», «под арбузну корку», когда волосы подстригаются в кружок — ровно спереди и сзади.  

 

Шапка — продолжение головы. У казаков папаха или фуражка играла огромную роль в обычаях и символике. Папаха с цветным верхом или казачья фуражка с околышем символизировала полноправную принадлежность к станичному обществу. На кругу казаки находились в шапках. Собственно, ими голосовали. Перед избранным атаманом шапки снимали, а он свою надевал. Снимал шапку и выступающий. Если есаулец нахлобучивал ее обратно — значит, говоривший лишался слова.

Шапку кидали во двор «хваленке», предупреждая, что придут свататься. Папаху или фуражку привозили с войны и клали на божницу, если казак погибал. В такой дом никто не мог войти без приглашения старшей в доме вдовы. Сбитая с головы шапка, равно как и сорванный с женщины платок, были смертельным оскорблением, за которым следовала кровавая расплата.

При возвращении с войны или службы казаки приносили шапки в дар родовым рекам, бросая их в волны. Казак, женившийся на вдове, приносил к Дону или Кубани фуражку погибшего казака и пускал ее по воде со словами: «Прости, товарищ, не гневайся. Не грехом смертным, но честию беру твою жену за себя, а детей твоих под свою защиту. Да будет тебе земля пухом, а душе райский покой».

В шапку зашивали иконки и написанные детской рукой охранительные молитвы. Обычай нашивать на фуражки и папахи награды — бляшки с надписью, за что награжден полк, еще больше увеличил духовную ценность головного убора.

За отворот папахи казаки клали особо ценные бумаги и приказы. Надежнее места не было — потерять папаху казак мог только с головой.  

 

Серьги (у мужчин) означали роль и место казака в роду. Так, единственный сын у матери носил одну серьгу в левом ухе. Последний в роду, где нет, кроме него, наследников по мужской линии, носил серьгу в правом ухе. Две серьги — единственный ребенок у родителей. Кроме символического, сакрального значения языческого древнего оберега серьги играли и утилитарную роль. Командир при равнении налево и направо видел, кого следует в бою поберечь.

Казаки традиционно следили за собственной внешностью. Исходило это прежде всего из уставных требований об опрятности. Так, строевого казака старший по званию мог прямо на улице заставить разуться и показать чистоту ног или нижнего белья — от этого в боевой обстановке, в походе, где любая болезнь разносится мгновенно, как пожар, часто зависела жизнь целого подразделения. Однако были и другие причины. Казак постоянно был на людях. В отличие от солдат, которые месяцами не выходили из расположения части, казакам часто приходилось куда-то скакать с поручениями, почтой, переезжать с место на место. Даже на службу они отправлялись особым образом. Собранный в станице полк получал приказ к определенному сроку быть, скажем, в Москве или в Петербурге, рассыпался на звенья по три-пять человек и добирался до назначенного места самостоятельно. При этом шли разными дорогами, чтобы не отягощать постоем крестьян, у которых останавливались ночевать и за чей счет кормились. Вот эта особенность службы заставляла казаков уметь быть желанными гостями. Казак просто обязан был быть обаятельным, веселым, приветливым и остроумным. И так было на самом деле — казаков ждали, потому что с ними в крестьянских избах поселялось веселье. Бывалые, остроумные, веселые люди всегда были разговорчивы, добродушны, могли попеть и поплясать. Не случайно за казаками бежали ребятишки, провожая их далеко за околицу.

Но и этому следовало учиться. Такой школой была традиционная казачья «беседа». Молодые казаки покупали в складчину вино. Для беседы выбирался гулебный атаман, кошевой... Все происходило, как на кругу, только это был шутливый, веселый круг, где казаки и пели, и плясали, и обменивались шутками.

Происходило это обязательно далеко от дома, в степи, чтобы никто не видел подгулявших казаков. В соответствии с казачьей моралью казак мог пить сколько угодно, но не имел права напиваться допьяна. Особой приметой беседы была серебряная чарка — пили из нее по кругу, а вино черпали из ведра. Чарка сохранялась от беседы к беседе у кошевого, для которого большим преступлением было чарку потерять. Особенностью казачьих бесед было то, что «гулеванили по годам». Старик никогда бы не пошел на беседу с младшими по возрасту. Старики собирали беседы где-нибудь в саду, там откапывался бочонок вишневки, там, сидя на коврах, старики пели и разговаривали до утра. Избранным молодым разрешалось бывать на стариковских беседах, что считалось большой честью. Собирались на беседы и женщины, как правило, вдовы старших возрастов. Но такие беседы проходили обычно за закрытыми ставнями. Появление на них замужней женщины не поощрялось, а если вдруг в веселом кругу оказывалась девушка, то крутая отцовская разборка ждала всех домашних, перепадало и теткам, и крестной... В казачьих винодельческих краях культура застолий была очень высока. Это   выражалось, в частности, в том, что пьяниц не было,  всякий захмелевший казак был презираем, потому отсыпался в степи и потом задами,  стараясь никого   не   встретить,   добирался домой, чтобы никто не видел его «неисправным».  

 

Мужской костюм

О том, что носили казаки в 1705 году, говорил в Посольском приказе атаман донской зимовой станицы Савва Кочет: «...платья де они носят по древнему своему обычаю, как кому из них которое понравитца: иные любят платье и обувь по черкасски и по калмыцки, а иные обыкли ходить в русских стародревнего обычая в платье, и что де кому лутче похочется, тот тако и творит. И в том де между ними распри и никакого посмехания друг над другом нет». А дальше, как бы предупреждая Петра о том, что среди казаков петровские нововведения не приживутся, говорил: «А немецкого платья де никто из них казаков у них на Дону не носит, и мастеров, то есть портных, которые б немецкое платье могли делать, в городах их казацких не живут».

Петр I и не стал коверкать традиционную казачью одежду. Может быть, просто руки не дошли, а может, понял, что казачья одежда и вообще внешний вид — нечто большее, чем мода, и бритье бород и введение «немецкого платья» у казаков бескровными не будут. Но скорее всего, царь-реформатор в совместных с казаками походах убедился, как приспособлена одежда казаков к боевой жизни в степи.

Казачья старинная одежда очень древняя. Костюм казаков складывался веками, задолго до того, как степняки стали именоваться казаками. В первую очередь это относится к изобретению скифов — штанам, без которых невозможна жизнь кочевника-конника. За столетия покрой их не изменился: это широкие шаровары — в узких штанах на коня не сядешь, да и ноги они будут стирать, и движения всадника сковывать. Так что те шаровары, что находили в древних курганах, были такими же, какие носили казаки и в XVIII, и в XIX веках. Рубахи были двух видов — русская и бешмет. Русскую заправляли в шаровары, бешмет носили навыпуск. Шили их из холста или из шелка. Степняки вообще предпочитали шелк другим тканям — на шелке вошь не живет. Сверху — сукно, а на теле — шелк! Зимой носили нагольные полушубки, которые надевались шерстью на голое тело — так народы Севера носят кухлянку.

От трения шерсти о тело возникает электрическое поле — так теплее, а если человек вспотеет — шерсть пот оботрет, он не впитается в одежду и не превратится в лед.

Из верхней одежды казаки издавна предпочитали   архалук (тюрк, арка — спина, тюрк. Лык — греть) — «спиногрей» — нечто среднее между стеганым татарским халатом и кафтаном. Кроме того, поверх тулупа зимой и в непогоду надевался балахон — валенный из овечьей или верблюжьей шерсти плащ с капюшоном. По нему скатывалась вода, в сильные морозы он не лопался, как кожаные вещи. На Кавказе балахон заменила бурка, а капюшон издавна существовал как самостоятельный головной убор — башлык.

Сапог было великое множество — без сапог верховая езда невозможна, да и по сухой степи не пройдешь босиком. Особой любовью пользовались мягкие сапоги без каблуков — ичиги и «чирики» — туфли-галоши, которые надевали либо поверх ичиг, либо поверх толстых чесаных носков, в которые заправлялись шаровары. Носили и «башмаки» — кожаную обувь с ремнями, названную так потому, что изготовлялась она из телячьей кожи (тюрк. башмак — теленок).

Но казак более всего ценил одежду не за ее стоимость и даже не за удобство, которым славилась казачья «справа», а за тот внутренний духовный смысл, которым были наполнены каждый стежок, каждая деталь казачьего костюма. По верованиям древних, одежда — вторая кожа, поэтому коренные казаки никогда не носили чужую одежду, не совершив над ней очистительных обрядов, и уж тем более одежду с убитых. Надеть «чуждые покровы» означало войти в «волю» дарителя и потерять свою. Поэтому казак ни за что не надел бы «шубу с царского плеча». А Пугачев принял на плечи «заячий тулупчик» недоросля Гринева — либо потому, что А.С. Пушкин казачьих обычаев не знал, а скорее всего, потому, что «Емелька» был выродком, то есть отбившимся от своего рода и национальной культуры. Награждая казаков, атаманы дарили им материал «на справу», но никогда не дарили   атаманский кафтан.   Наиболее ценилась  одежда, шитая матерью или женой.   Первую крестильную      рубашку шила и дарила крестная, она надевалась  один раз, всю жизнь сохранялась нестираной вместе с прядями первых волос,   погребалась с   умершим или, если   казак умирал вдалеке  от дома, сжигалась вместе с вещами, которых он касался.

Особое значение имели казачьи лампасы. Считалось, что введены они впервые Платовым, но лампасы обнаруживаются и на старинной казачьей одежде, и даже на одежде половцев, и еще раньше — скифов. Так что при Платове ношение лампасов было только узаконено, а существовали они и прежде, знаменуя принадлежность их хозяина к вольному воинству. Не случайно так гордились и гордятся ими казаки. Не случайно с ними огнем и мечом боролись большевики. За погон, за кокарду, за лампас полагался расстрел на месте.

Костюм и в наши дни говорит о месте человека в обществе. Как говорится, «по одежке встречают...» Но в отличие, пожалуй, от всех народов и сословий мира казаки, жившие в строгих рамках военного сословия, обязанные носить стандартную униформу, видели в одежде и другое... Мельчайшие детали: пуговицы на мундире, серьга в ухе, особым образом повязанный башлык или надетая папаха — для казака были раскрытой книгой, паспортом, по которому он узнавал о незнакомом собрате все.

Особо следует сказать о стариках. И тут говорить больше следует не о костюме (старики, как правило, донашивали мундиры или даже шили новые сообразно с теми, в которых служили), а о той роли, которую играли старики в станичном обществе. Как у всех народов средневековья, старики составляли особую часть общества, были хранителями казачьей нравственности и обычаев. Формально власти они не имели — скорее, это была власть авторитета и мудрости. В 61 год казак считался «вышедшим вчистую», то есть не имевшим никаких обязанностей ни перед властью, ни перед станичниками. Но тем горячее принимался он за новое свое служение. Как правило, старики жили в семьях старших сыновей на положении постояльцев, не входя в домашние дела и держа постоянный монашеский пост. Сознательно питаясь скудно, они не сидели за общим столом и только по субботам отдавали снохам в стирку белье. Такого старика можно было сразу опознать не только по долгополой опрятной одежде, но и по посоху, который делал его особо уважаемым среди людей незнакомых. Не имея никаких обязанностей перед казаками, старики были в постоянных хлопотах: посещали больных, вдов, сирот, постоянно подсказывали атаману, как наладить жизнь станицы. Они знали все и помогали всем. Разумеется, не всякий старик годился для такой роли.

Может быть, из сотни выживших на войнах быть совестью и памятью станицы способен был один... Потому он и пользовался громадным уважением и почитанием. Потому и снимали перед ним шапки и генералы, и увешанные орденами герои. Если на кругу старик вставал — умолкали все. Если старик выходил на майдан и поднимал на посохе папаху — сбегалась вся станица, как по призыву сполошного колокола.

Такой знак говорил о чрезвычайной важности происшедшего. Не случайно старики, атаманы, мировые судьи и учителя пали первыми жертвами репрессий при расказачивании.

 

Бешмет - разрезная рубаха навыпуск, с застежкой на крючки встык

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Казаки

Рубахи: украинская и русская косоворотки с вышивкой. Надевалась под мундир. Считались нижним бельем, «спидницей», в котором «показаться на людях неприлично»

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Каза

Рубахи: украинская и русская косоворотки с вышивкой. Надевалась под мундир. Считались нижним бельем, «спидницей», в котором «показаться на людях неприлично»

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Каза

НАЦИОНАЛЬНАЯ ОДЕЖДА КАЗАКОВ 

  как и у других народов, создалась из примитивных форм, путем развития их на основах целесообразности, традиций и местных художественных вкусов. Но к нашему времени одежда казачьего кроя сохранилась только в сундуках-ухоронах, вытесненная из жизни женщин общеевропейскими модами, а у мужчин - обязательной военной формой, которую Казаки должны были приобретать на свои средства и донашивали дома  после окончания службы.

По описаниям и старинным зарисовкам главными частями мужской Н. о. Казаков служили: 1) широкие шаровары на учкуре; 2) бешмет до колен или короче с закрытой грудью, с цельными передними полами, правая поверх левой, с мягким воротником и с застежками на крючках посредине груди, при спине по талии-обрезной и с двумя-тремя парами складок от пояса вниз, со свободными рукавами; 3) суконный верхний кафтан, по названию «чекмень» - на Дону, «керея» - у Запорожцев, шитый так же как бешмет, но с открытой грудью, при узком шалевом вороте или вороте обшитом широкой тесьмой. Рукава широкие схваченные манжетами, часто откидные с задним локтевым прорезом; запорожская керея имела такие же широкие, но короткие рукава, выше локтя, т. е. подобные тем, какие по Константину Багрянородному в Х в. были у Торков-Узов; 4) на голове Казаки и их предки всегда носили цилиндрические меховые шапки различной высоты, в старое время с клиновидным тумаком.

В 1864 г. русский академик Стефани приметил, что казачьи бешметы во всем подобны скифским кафтанам. Одежду подобного типа, длинные чекмени, с названием «казак» Иосафат Барбаро видел в Азове и в Персии (XV в. Путешествие в Тану и Персию). Для XVIII в. одежду Донцов А. И. Ригельман описывает так: «Платье носят совсем татарское, парче-вое, штофное или суконное, кафтан и полукафтанье или бешмет и штаны широкие, сапоги и шапка черкесские, опоясываются кушаком». По его рисункам, кроме сапог, Казаки носили и легкую обувь - чирики.

О Донских Казачках Ригельман писал: «На голове носят с висящими по щекам чикиликами, то есть лопастьми жемчужными и поверх оных высокие кички с сороками, на подобие большой треугольной лопаты, вышитой спереди золотом, серебром и шелками в узор, а иные; унизаны дорогими каменьями и жемчугом с накрытием белым тонким шальником, то есть кисейною или флеровою фатою с распущенными сзади концами». «Нынешние же, по большей части старшинские и богатых Казаков, носят с черкесского обычая собольи круглые шапки с унизанными каменьем и жемчугом, а у маломощных в узор золотом и серебром расшитым или из какой парчи, материи или бархата, плоские верхом; вдовы же носят без всякого украшения, только черные;» «у простых и небогатых в верхних станицах жены носят с двумя рожнами посредственные и малые кички с сороками ж, шитые шелками и красной бумажной пряжей». Верхнее платье Казачек состояло, прежде всего, из длинного цветного капота тонкой материи, застегнутого под шею, с очень широкими у кисти рукавами. «Поверх этого они носят зажиточные каврак или саяв и кубелеки парчевые. штофные и прочей материи, то есть кафтан долгой и полукафтанье, который только ниже колен длиною, из под коего видна шелковая цветная рубашка, также и рукава оной - по нынешнему обычно с обшивкой, как у мужчин, а по старому висят высокие; и опоясываются по кубелеку поясами и чепраками, то есть с золотым, серебряным, а иные и с дорогими каменьями и медными по ремню бляшками, разными узорами сделанными, а на переди с замошною пряжкой». Девушки «платье носят все такое ж, как и женщины, притом все без изъятия ходят в портках, а по ихнему - в штанах, зимою в тулупах, крытых разными материями». «На ногах носят чулочки . или ичеги кожаные желтые и туфли или башмаки красные, золотом шитые, а вдовы — черные». Головные уборы Казачек, по зарисовкам Ригельмана. напоминают по форме лодочки с двумя рожками, монашеские клобуки, тиары и митры; в иных случаях это меховые шапки с двумя и четырьмя симметричными рогами.

Советник Константинопольского посольства Я. И.Смирнов в 1895 г. описал одежду некрасовских женщин. Они носили высокие кички о двух рогах из золотой парчи под желтым шелковым покрывалом, ватные кофты-бешметы с большими дутыми пуговками, обшитые но бортам мелкими серебряными монетами, при коротких рукавах, из которых выпускались рукава платья, падавшие вниз широкими углами. Наряд дополняли красные сапоги и пояса с серебряным набором.

Кавказские Казаки всегда несили тот же костюм, что и горские племена, т. е. бешмет, черкеску - особый род чекменя, широкие шаровары, наговицы - ичеги и чувяки, а на бритую голову -папаха. Черкеска, хотя и отличается от чекменя отсутствием манжет на широких рукавах. нашитыми на груди патронташами и другими мелкими частностями, но в основе крой ее подобен крою чекменя и, безусловно в какой то мере связан со скифскими образцами. Казачье женское платье на Тереке сохраняется от прежних времен еще и теперь в некоторых деталях: бешмет одетый на цветной капот, шитая золотом шапочка под шелковым платком и т. п.

 

 Источник: КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК, А.И. Скрылов, Г.В.Губарев

Женский костюм

Женский костюм — это целый мир. Не только каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имели особый наряд, который отличался от иных если не совершенно, то деталями. Замужняя женщина или девушка, вдова или невеста, какого она рода и даже сколько у женщины детей...

Чем дальше в глубь веков,  тем отчетливее видно назначение одежды: не только оберегать человека от жары и холода, от непогоды, но и от злых сил; быть паспортом и визитной карточкой одновременно. Даже в фабричного пошива городских костюмах наших бабушек это можно прочитать. В средневековье костюм был открытой книгой...

Казачий  женский  костюм прошлого резко отличался от других женских костюмов России, потому что в основе   своей был тюркским. Казачки носили шаровары: на Нижнем До ну и на Кавказе — широкие, на Среднем, Верхнем Дону и на Яике — узкие, похожие на брюки-дудочки. Носили также юбку-плахту, мужского покроя сорочку и кафтан — казакин  или  чапан. Голову покрывали несколькими платками или замысловатыми головными уборами: рогатыми киками, тюрбанами, «корабликами»... Поверх платков надевалась казачья соболья шапка. Близость к восточным традициям просматривается даже сегодня в деталях, которые сохранились в быту станичниц. Например, «знуздалка», или «замуздка», — платок, которым прикрывали часть лица. Этому обычаю никогда не следовали иногородние женщины, а казачек дразнили «татарками».

Со временем костюм верхнедонских казачек стал сильно отличаться от костюма нижнедонских. Вероятно, причиной тому был приход большого числа новопоселенцев, в частности, украинских крестьян — крепостных донского дворянства. На Верхнем Дону появляется белая домотканая одежда с большим количеством вышивки. Нижний Дон предпочитает видеть на казачках цветное платье, но не пестрое. Платье очень близкое по покрою к татарскому и к кавказскому, так называемый кубелек (тюрк, мотылек), действительно напоминает силуэтом распахнутые крылья бабочки. Характерно и обилие кружев. Кружева же, как и вышивка, штука магическая. В древности это были знаки, которые защищали грудь, руки и голову. Магические знаки — оберег от злых духов. Поэтому, когда одежда изнашивалась, кружева срезали и хранили отдельно. Поскольку они имели особую ценность, их часто пришивали на новую...

У   казаков   и   сейчас кружева   «заплетают   на судьбу»,  по кружевам гадают. Конечно, древний смысл кружев большей частью утрачен. Но если сегодня и не верят в их охранительную силу, носить тем не менее продолжают с удовольствием.

На смену старинному костюму пришла одежда, схожая с той, которую носили соседи казаков — русские, украинцы, жители Кавказа. Так, в костюме гребенской казачки неотъемлемой частью является башлык. Он приспособлен для повседневной жизни... Казачки в нем даже детей носили за спиной.

Во времена кровавых петровских реформ и еще раньше, во время церковной реформы Никона, на Дон и на Яик хлынул поток беженцев-старообрядцев. Они принесли старинный женский костюм из глубины  России. Сохраняя его по религиозным мотивам, до самого недавнего времени казачки-старообрядки  в   повседневной жизни носили сарафаны и кафтаны покроя времен Ивана Грозного...

После превращения казачества в сословие, а еще точнее, после наполеоновских войн, казаки принесли на Дон, Кубань и Яик европейский женский костюм, который буквально завоевал казачьи края. Исчезли шаровары, потеряла смысл «запаска» — юбка из двух полотнищ ткани, которые «запахивались» (отсюда и название, а не от «запаса»)...

Может быть, потому, что мужчины-казаки были обязаны носить мундир и ничего, кроме него, строевым казакам носить не дозволялось, женщины следовали последним веяниям моды и, как правило, старались одеваться по-городскому.  

 

Особенностью казачьего женского костюма были головные накидки. Женщинам не положено ходить в храм с непокрытой головой. В России замужние женщины носили «повойник» — показаться «простоволосой» было знаком невежества, дикости. Казачки носили кружевные платки, а в XIX веке — «колпаки», «файшонки» (от немецкого слова «файн» — прекрасный), «наколки и токи». Носились они в полном соответствии с семейным положением — замужняя женщина никогда не показалась бы на людях без файшонки или наколки. Девушка же покрывала голову и обязательно заплетала одну косу с лентой. Все носили кружевные платочки. Без него появление женщины на людях было так же немыслимо, как появление строевого казака без фуражки или папахи.

Колец мужчины-казаки, как правило, не носили. Обычай этот военный. Считалось, что казаки повенчаны со службой. Так что кольца — это в основном женская символика. Серебряное колечко на левой руке — девушка на выданье, «хваленка». Серебряное колечко на правой руке — просватана. Серебряный перстенек с бирюзой (камнем тоски и памяти) на правой руке — значит, суженый на службе.

Золотое кольцо на правой руке — замужем, на левой — разведенная (развод — «талах» у казаков существовал всегда). Два золотых кольца на одном пальце левой руки — вдова. Второе кольцо — умершего или погибшего мужа. С золотом в гроб не клали. И казак, получивший кольцо при венчании, на руке его не носил — носил в ладанке. Кольцо привозили домой вместе с фуражкой или папахой, когда казак погибал в чужих краях.

Были и другие символы, которые особенно не демонстрировались в женском костюме, но присутствовали. Таким символом, например, были ключи. Та, которая владела ключами от погребов, была полновластной хозяйкой в доме. Именно ее звали САМА. Как правило, «Сама» была свекровь — мать сына. Как положено вдове (если она была вдовой), носила черный платок, но казачки могли при черном платке носить и цветные шали. «Сама» держала в кулаке и сыновей, и дочерей, и зятьев, и снох. Причем у казаков возраст был старше чина. Авторитет же матери, «Самой», был выше царского.

Ключи же, а может быть, только один, поскольку на хуторах казаки не знали замков, «Сама» на смертном одре передавала той, кого считала способной возглавить дом. И это могла быть не обязательно старшая дочь или сноха, могла быть и та из снох, с которой «Сама» не ладила. Получив ключи, иногда совсем молодая женщина привязывала их к поясу и становилась «Самой». И с этой минуты ей подчинялись все, в том числе и мужчины, если речь шла о домашних делах.  

Верхнедонская казачка в XVII веке

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Казаки

Жена старшины в праздничном наряде. XVII - XVIII века

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Каз

Казачка-вдова и девушка, на ее груди — казачье украшение «жерьёлок». XVII-XVIII века

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Казаки"

Нижнедонская казачка в повседневном костюме с фартуком-«завеской». XVII век

  

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Казаки

 

 

И. Краснов отмечает: «в нравах своих вер­ховые казаки обнаруживают строгость, переходящую иногда в суровость, умеренность в пище и одежде, доводимую иногда до ску­пости». … «...у низовых казаков не наблюда­ется ни простоты нравов, ни патриархаль­ности... С давнего времени отличались они щеголеватостью в одежде»[1].

 

 

Костюм низовых казаков поражал своей необычностью. Он представлял собой причудливую смесь русских, малороссийских, польских, татарских, калмыцких, турецких, черкесских элементов. Мужской костюм низовых казаков включал рубаху калмыцкого покроя (с прямым разрезом на две полы), широкие шаровары, вбиравшиеся в сапоги, зипун, кафтан, шапку, пояс[1].

 

 

При шитье одеж­ды казаками использова­лись домотканые конопляные, льня­ные, а немного позднее — шерстя­ные суконные ткани наряду с покуп­ными хлопчатобумажными,  шелко­выми и, реже, шерстяными тканями[1].

 

 

«широкие шаровары» (у низовых казаков)

 

Зипун — это вид распашной одежды полуприлегающего, расши­ренного к низу силуэта, с узкими рукавами, без ворота, надевавший­ся поверх рубахи. Он считался настолько важным элементом костюма, что походы за военной добычей часто назывались «походами за зипунами». … Популярность зипунов можно объяснить их удобством, особенно при верховой езде, обусловленным небольшими объемными разме­рами, а также относительно мягкими климатическими условиями донского края[1].

Носили казаки и зипуны своей работы[1], они были опушены «голубой каймой с шелковыми нашивками»[1].

 

 

Сверху на рубаху и штаны надевали бешмет. «Большей частью он представлял собою кафтан с пере­хватом, иногда отрезной в талии, но не со сборками, а с клиньями. Его шили из разных тканей, иногда из шелковой восточной материи, на подкладке, часто стеганым на вате»[1].

Бешмет носили без застежки, желто-оранжевого цвета. «Он служил в качестве будничной и праздничной, в том числе свадебной, одежды»[1].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Основной частью женского костюма, как и в Великороссии, была рубаха — туникообразная, с невысоким воротником-стойкой, прямыми поликами, сборенными у ворота и собранными на обшивку у запястья рукавами, а также рубаха на кокетке. Нередко для разных элементов рубахи использовались разные ткани.

 

Кубилек с отрезным лифом, в талию, с плотно прилегавшей цельной спинкой шили из синей или черной крашенины, синего, голубого, зеленого шелка. Лиф спереди до талии застегивался на мелкие пуговицы, На шее делался небольшой вырез, через который был виден ворот рубахи. Ниже талии кубилек был широкий, распашной; иногда правая пола его юбки заходила на левую. По разрезу кубилек обильно украшали галунами и золотым шитьем. Рукава были длинные, сборчатые у плеча, к концу широкие, так что был виден рукав рубахи. Неотъемлемой деталью кубилека был широкий пояс, богато украшенный, с массивной ажурной пряжкой, украшенной цветными стеклами или полудрагоценными камнями.

 

В Терской области казачки нередко носили повседневные и праздничные кроеные, как и мужские, но длинные, бешметы из ситца, черного, голубого, коричневого, зеленого атласа с отделкой из узкого галуна. По примеру горянок казачки иногда накидывали его на голову. Замужние донские казачки носили сукман — глухую одежду с очень короткими и узкими рукавами, без воротника, с коротким прямым разрезом, отделанную на груди и по подолу лентами и плетеной тесьмой. Его подвязывали по талии плетеным шерстяным синим или красным кушаком с кистями.

 

Праздничным убором замужних женщин был вязаный колпак в форме чулка с махрами на макушке; на улице поверх колпака накидывали платок. Колпак в основном носили в комплексе с кубилеком

 

Замужние женщины носили также кичку с двумя рожками с сорокой, как в южной Великороссии. Нарядные кички делали из зеленого или бордового бархата, вышивали золотой и серебряной нитью, бисером, жемчугом, зажиточные казачки носили с сорокой чикилики — жемчужные подвески у висков. Были кички и в форме небольшой круглой шапочки

 

 

Так же как и мужчины, дамы носили домотканую рубаху. Правда, она была несколько длиннее мужской, да и понаряднее. Рукава, узкие от плеча и расширяющиеся книзу, обшивались в два-три ряда цветными лентами. Ворот и подол были "перетканы рядами, цвятками, как кому нравится". Девки, для которых такая рубаха до венца служила верхней одеждой, подпоясывали ее ярким шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах.

Замужней женщине поверх рубахи полагалось носить сарафан - в разных станицах его называли кубелек или сукман. Этот самый кубелек, чисто восточная штучка, напоминавшая по покрою татарский камзол с очень короткими и узкими рукавами, шили из окрашенного в яркие цвета сукна, а кто побогаче - и из парчи. Лиф застегивался серебряными или позолоченными пуговицами. Параллельно им шел второй, декоративный ряд пуговиц - золотых или низанных из жемчуга. По подолу кубелек обшивали широкой шелковой лентой (обычно красной или синей), а по самому краю - ажурной тесьмой. Под грудью всю эту красоту перехватывали поясом из позолоченных серебряных звеньев, либо бархатным, шитым жемчугом.

 

Выходя из дому летом, женщина набрасывала на плечи каврак - халат из шелка или парчи. Зимой - шубу, конечно же. Шубы шили длинные, в виде широкого, запахивающегося халата, колоколом расходящегося книзу. Подбивали лисьим, беличьим и заячьим мехом, покрывали сверху сукном, шелком, штофом, атласом. Те, кто не мог себе позволить шубу на лисе, ходили в овчинной. Также по холоду носили ватные пальто (плиски, жупейки) и кофты (ватянки, холодайки). Что до головных уборов, то казачки на протяжении более чем двухсот лет к татарскому платью надевали совершенно русскую кичку - высокую жесткую шапочку с круглым дном либо рогатую, вроде пилотки, надетой поперек. На кичку шел сложенный в несколько слоев холст. Его прошивали густыми рядами суровыми нитками, а потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом.

Спереди навешивали налобник, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали расшитый подзатыльник. Кичку украшали золотом, шелком, бисером, жемчугом, а бывало - и алмазами.

Кое-где вместо кички носили вязаный колпак или колотовочку (небольшой платочек, завязанный наподобие банданы, и прикрывающий лоб). Поверх колотовочки надевалась шаль - с боков ее слегка закладывали внутрь, а надо лбом поднимали "уголком". Зимой поверх всего этого великолепия надевали еще один платочек, т.н. знузданку, - концы его связывались на макушке так, чтобы знузданка закрывала уши.

 

Простотой и незамысловатостью отличался костюм казачки, состоявший из рубашки-сорочки русского покроя (чаще всего с прямыми поликами), служившей одновременно нательной и верхней одеждой. Большим своеобразием отличался костюм гребенской казачки, по происхождению нередко из коренных жительниц. Например, на упомянутом выше рисунке начала XIX века изображена казачка — молодая женщина; хорошо виден горский стиль ее одежды. На ней длинное, до пят, платье типа архалука, но более просторное, с широкими рукавами, с металлическими нагрудными застежками, на голове «кавказская» шапочка (под ней спрятаны волосы), поверх — большой, спадающий на спину платок, на платье широкий фартук. В целом вся одежда более свободна, чем узкая, по фигуре, одежда горских женщин. В начале XVIII века гребенские казачки носили традиционный русский головной убор — рогатую кичку. Видимо, влиянием горского быта объяснялось большое пристрастие казачек к металлическим украшениям и косметике.

 

 

Грубые белые шерстяные чулки молодые казачки любили носить без подвязок. Особым щегольством считалось, если чулки собирались толстыми складками на узкой части ноги над щиколоткой. Состоятельные казачки носили парадные, щегольские "кислиной* наверстанные чирики", т. е. туфли, обшитые по краям ремешком из белой кожи. Позже казачки стали шить уже праздничный "окаймёной", т. е. обшитый цветной тесемкой башмак.

У простых казачек обиходная одежда состояла из юбки, кофты и фартуха. Лишь старинная донская шуба, несмотря на то, что в XIX веке широкое распространение получили пальто и различные шубки, была очень популярна, особенно у пожилых женщин. Шубы казачки носили белые, овчинные, ровные, "как халат". По краям рукавов и по низу на два пальца "оторочены курбяем", т. е. шкуркой молодого ягненка.

 

 

Головной убор замужней женщины — шлычка — колпачок, особым образом кроеный, надевался на волосы так, чтобы спереди они были немного видны. Волосы собирались под шлычку узлом и поддерживали ее в приподнятом положении. Для этой же цели служила вата, подложенная под верхний шов шлычки. Затягивалась шлычка на голове спереди продетой в нее тесемкой. Шлычка была не видна и служила только остовом для повязывания сверху платков.

Колотовочка, иликазимирка — платок с мелким рисунком, небольшой, красный, четырехугольный. Один из углов колотовочки загибался и накладывался на лоб, два боковых конца затягивались сзади узлом, под который пропускался третий угол. Т. е. колотовочка закрывала до половины лоб, виски и уши. На колотовочку повязывались верхний платок или шаль, причем с боков они слегка закладывались внутрь, а надо лбом собирались "уголком", что считалось модой.

Описанный головной убор носился летом. В холодное время года поверх накинутой на голову шали под подбородок, прикрывая уши, повязывался платочек, концы его связывались на макушке, т. н. знуздалка. Знуздалка была обычно красно-белого цвета. "Не ох я разнуздавши пошлат, ни взнуздалась", — скажет, бывало, казачка. Концы шали уже поверх надетой знуздалки обертывались, прикрывая нижнюю часть лица и рот, вокруг шеи и повязывались спереди узлом. "Ушам тяпло", — мотивировались эти старинные способы повязывания платков.

 

 

Рубаха холстовая — домотканая, белая, с прямым воротом, невысоким стоячим воротником. Ворот застегивался на медных пуговицах или завязывался тесемками. Рукава, узкие от плеча, расширялись к концу и по краю обшивались в два ряда цветными лентами. Рукава, воротник и подол рубахи были "перетканы рядами, цвятками, как кому нравится". Перетканый холст часто заменялся цветным ситцем, обычно красным. Из ситца шились рукава и от плеча иногда украшались шитьем. Воротник обычно красный, выстроченный цветными нитками, назывался ажарёлок. Подпоясывались рубахи красным шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах. Девки носили такие холстовые рубахи в качестве верхней одежды "до венца". Замужние надевали поверх нее сарафан — сукман, или кубелек. Название это произошло от татарского кумж — рубаха.

Сукман — верхняя одежда замужних казачек. Шился из домотканой крашеной синей (иногда и некрашеной) шерстяной материи. Сукман отличался очень короткими узкими рукавами. Спереди от ворота шел короткий прямой разрез на медных пуговицах, называемых базка, и обшитый широкой шелковой лентой по краям. Петли образовывали цветной шнур, идущий по одному из краев пазухи и в соответственных местах не пришитый к нему. Вдоль подола сукман обшивался широкой шелковой лентой красной или синей, а по самому краю гарусском (род тесьмы, плетенной особым образом на пальцах). Во многих станицах сукман звался кубелек

 

 

В комплексе с платьями татарского покроя носили русские головные уборы: повойник или рогатую кичку.

С кички свисали над ушами до самых плеч чикилики — длинные нити, унизанные жемчугом, а на лоб — металлические украшения.

По воспоминаниям казаков, записанным в 80-х годах XIX века, простые казачки в старину делали кички из белого или синего холста, который складывали четырехугольником, прошивали густыми рядами суровыми нитками. Потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди на кичку нашивали лабок, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали на шнурке подзатылин (подзатыльник), расшитый узорами.

Ходили в кичках все поголовно. У богатых кички украшались жемчугом и даже бриллиантами, вышивались золотом или шелками, бисером. К 60-м годам в зажиточных кругах кички вытесняются модными шляпками, чепчиками. Исчезновение кички объясняется ее дороговизной. В 70-х годах прошлого столетия уже М. И. Волосатова наводила справки, не сохранилось ли у кого кички? После долгих поисков она обнаружила кичку у жены атамана станицы Слащевской. По ее описанию кичка представляла небольшую круглую шапочку с невысоким околышем и плоским верхом. Надета была кичка прямо, волосы тщательно зачесывались под нее, но виднелись спереди и сзади. Кичка, по-видимому, не покрывала всей головы. Сделана была из зеленого бархата и вышита золотом.

Казачки очень любили украшения, и самые характерные из них — чикилики. Это широкая лента из алого атласа, украшенная жемчугом, к которой прикреплялась густая сетка из крупного жемчуга. Лента обвязывалась вокруг головы, а жемчужная сетка свисала из-под головного убора, частично прикрывая щеки.

Жемчужное украшение, прикрепленное на плечах и спускавшееся до груди, называлось перла, коробчак. Руки украшали браслеты.

 

 

О Донских Казачках Ригельман писал: «На голове носят с висящими по щекам чикиликами, то есть лопастьми жемчужными и поверх оных высокие кички с сороками, на подобие большой треугольной лопаты, вышитой спереди золотом, серебром и шелками в узор, а иные; унизаны дорогими каменьями и жемчугом с накрытием белым тонким шальником, то есть кисейною или флеровою фатою с распущенными сзади концами». «Нынешние же, по большей части старшинские и богатых Казаков, носят с черкесского обычая собольи круглые шапки с унизанными каменьем и жемчугом, а у маломощных в узор золотом и серебром расшитым или из какой парчи, материи или бархата, плоские верхом; вдовы же носят без всякого украшения, только черные;» «у простых и небогатых в верхних станицах жены носят с двумя рожнами посредственные и малые кички с сороками ж, шитые шелками и красной бумажной пряжей». Верхнее платье Казачек состояло, прежде всего, из длинного цветного капота тонкой материи, застегнутого под шею, с очень широкими у кисти рукавами. «Поверх этого они носят зажиточные каврак или саяв и кубелеки парчевые. штофные и прочей материи, то есть кафтан долгой и полукафтанье, который только ниже колен длиною, из под коего видна шелковая цветная рубашка, также и рукава оной - по нынешнему обычно с обшивкой, как у мужчин, а по старому висят высокие; и опоясываются по кубелеку поясами и чепраками, то есть с золотым, серебряным, а иные и с дорогими каменьями и медными по ремню бляшками, разными узорами сделанными, а на переди с замошною пряжкой». Девушки «платье носят все такое ж, как и женщины, притом все без изъятия ходят в портках, а по ихнему - в штанах, зимою в тулупах, крытых разными материями». «На ногах носят чулочки . или ичеги кожаные желтые и туфли или башмаки красные, золотом шитые, а вдовы — черные». Головные уборы Казачек, по зарисовкам Ригельмана. напоминают по форме лодочки с двумя рожками, монашеские клобуки, тиары и митры; в иных случаях это меховые шапки с двумя и четырьмя симметричными рогами.

 

Советник Константинопольского посольства Я. И.Смирнов в 1895 г. описал одежду некрасовских женщин. Они носили высокие кички о двух рогах из золотой парчи под желтым шелковым покрывалом, ватные кофты-бешметы с большими дутыми пуговками, обшитые но бортам мелкими серебряными монетами, при коротких рукавах, из которых выпускались рукава платья, падавшие вниз широкими углами. Наряд дополняли красные сапоги и пояса с серебряным набором.

 

. Казачки носили шаровары: на Нижнем До ну и на Кавказе — широкие, на Среднем, Верхнем Дону и на Яике — узкие, похожие на брюки-дудочки. Носили также юбку-плахту, мужского покроя сорочку и кафтан — казакин  или  чапан. Голову покрывали несколькими платками или замысловатыми головными уборами: рогатыми киками, тюрбанами, «корабликами»... Поверх платков надевалась казачья соболья шапка. Близость к восточным традициям просматривается даже сегодня в деталях, которые сохранились в быту станичниц. Например, «знуздалка», или «замуздка», — платок, которым прикрывали часть лица. Этому обычаю никогда не следовали иногородние женщины, а казачек дразнили «татарками».

 

Нижний Дон предпочитает видеть на казачках цветное платье, но не пестрое. Платье очень близкое по покрою к татарскому и к кавказскому, так называемый кубелек (тюрк, мотылек), действительно напоминает силуэтом распахнутые крылья бабочки. Характерно и обилие кружев. Кружева же, как и вышивка, штука магическая. В древности это были знаки, которые защищали грудь, руки и голову. Магические знаки — оберег от злых духов. Поэтому, когда одежда изнашивалась, кружева срезали и хранили отдельно. Поскольку они имели особую ценность, их часто пришивали на новую...

Особенностью казачьего женского костюма были головные накидки. Женщинам не положено ходить в храм с непокрытой головой. В России замужние женщины носили «повойник» — показаться «простоволосой» было знаком невежества, дикости. Казачки носили кружевные платки, а в XIX веке — «колпаки», «файшонки» (от немецкого слова «файн» — прекрасный), «наколки и токи». Носились они в полном соответствии с семейным положением — замужняя женщина никогда не показалась бы на людях без файшонки или наколки. Девушка же покрывала голову и обязательно заплетала одну косу с лентой. Все носили кружевные платочки. Без него появление женщины на людях было так же немыслимо, как появление строевого казака без фуражки или папахи.

 

Верхнедонская казачка в XVII веке

 

 

 

 

Жена старшины в праздничном наряде. XVII - XVIII века

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Каз

Казачка-вдова и девушка, на ее груди — казачье украшение «жерьёлок». XVII-XVIII века

 

 Источник: Б.Алмазов, В. Новиков, А.Мажола - "Казаки"

Нижнедонская казачка в повседневном костюме с фартуком-«завеской». XVII век

 

 

Статистическое описание земли донских казаков,
составленное в 1822-1833 годах.
Новочеркаск
1891 г.

 

В последней половине XVII, а в особенности в первой половине XVIII века, одежда достаточных и знатных казачек отличалась восточною пышностью и богатством. Главная часть женского платья, как тогда был, так и теперь есть кубелек, имеющий форму татарского кафтанчика. У богатых в старину кубелеки делались преимущественно из парчи; длина их была ниже колен, но высоко от пят; застегивались на груди рядом серебряных или вызолоченных пуговиц, от шеи до пояса, или лифа; полы разрезные и заходят одна на другую. Близь первого ряда пуговиц пришивается другой ряд пуговиц, гораздо больших величиною, золотых или низанных из жемчуга; их, как тогда, так и теперь, называют вислыми пуговицами. На лифе кубелека носили пояс, составленный из серебряных, вызолоченных и чеканных звеньев, или из цветного бархата, унизанного жемчугом различными фигурами. Под кубелеком была обыкновенно рубаха из тонкого полотна или шелковой материи, спускаясь до самых пят; ожерелок оной, выстроченный различными узорами, облегал плотно около шеи и спереди застегивался запонкою или лентою. Шароварцы были из тонкой шёлковой или бумажной материи. Головной убор девице был следующий: челоуч и ещё обыкновенный шёлковый, а иногда бумажный платок, таркичем называемый. Первый много сходен с нынешнею скуфьею и делался обыкновенно из красного бархата, унизанного жемчугом и усаженного драгоценными
каменьями. На краях челоуча, который просто накладывался на голову, была особенного вида нашивка из золотых цепочек и иногда из мелкой монеты. Таркичем повязывали голову так, что один конец или угол его покрывал или обвертывал значительную часть косы, которая заплеталась сзади головы, спускаясь по спине во всю свою длину и оканчивалась косником из ленты. Замужние женщины носили на голове повойники, бывшие на вате, из дорогой парчи и около семи вершков вышиною. К верху они постепенно суживались и утверждались на голове особенным платком, к коему прикалывались цветы или страусовые перья. В праздники, особенно большие, надевали женщины иногда собольи шапки с четырехугольным бархатным верхом, который усаживался жемчугом, эпраками (*) и драгоценными каменьями. Девицы и женщины, вместо чулок носили ичитки, желтые, выстроченные узорчато серебром или золотом. Вместо башмаков надевали на ичитки разных цветов сафьяновые туфли, на высоких каблуках.

Вне дома, в летнее время, носили они сверх кубелека каврак (имевший форму халата), из шелковой или парчовой материи; зимою же надевали парчовую или шелковой материи различных цветов шубу, подбиваемую куньим, лисьим или каким либо другим мехом.

 

Что касается украшений, бывших у девиц и женщин, главнейшии из них назывались чикилики и перлы. Первые вязаны были мелкою сеткою из крупного жемчуга. Выходя из под головного убора, висели они над ушами и соединялись между собой алого атласа повязкою, которая тоже была унизываемая жемчугом и обвиваема вокруг чела. Вторые так же были низаны из крупного жемчуга, прикреплялись на плечах бантом из золотого, украшенного драгоценными каменьями, позумента и спускались по груди до пояса. Кроме сего, носили ещё белезики (браслеты) жемчужные или металлические, серьги из жемчуга и драгоценных каменьев и золотые перстни и кольца.

 

Таковая одежда носится женщинами преимущественно в г. Новочеркасске, во всех низовых станицах и в станицах верховых ведомства Первого и частью Второго Донских округов; впрочем, и по всему войску собственно жёны чиновников и их дочери так же одеваются

 

  Таблица VIII
      ВЕРХНЯЯ ОДЕЖДА

      верхняя одежда
     
     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стр. 51
     
      Таблица IX
      ВЕРХНЯЯ ОДЕЖДА

      верхняя одежда
     
     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Домашняя жизнь казаков во время царствования императора Александра I (этнографические зарисовки)

По книге: П. Краснов "Картины былого Тихого Дона" (1909 г.)

 

Женщины носили на голове повойник из парчи, на повойник повязывали платок, к которому прикалывали цветы или разноцветные страусовые перья. В праздники носили собольи шапки, вышитые жемчугом, алмазами и яхонтами. Из-под шапки, как и в старину, свешивались чикилики, вынизанные жемчугом; поверх рубашки и штанов, скроенных широко, по-турецки, носили кубелек, длинное платье, украшенное под мышками ластовками, по пояснице уперами, на груди - капкачем. Кубелек застегивали пуговицами жемчужными или золотыми, имеющими форму небольшой груши. При выходе из дома богатые казачки поверх кубелека надевали каврак. Казачки носили ожерелья, браслеты из золота и жемчугов. Вообще, жемчуг был любимым украшением донских женщин. На ноги надевали туфли.

Простые казачки носили повойник и кубелек. И то и другое делалось из простого черного сукна.

 

«На голове носят с висящими по щекам чикиликами, то есть лопастьми жемчужными и поверх оных высокие кички с сороками, на подобие большой треугольной лопаты, вышитой спереди золотом, серебром и шелками в узор, а иные; унизаны дорогими каменьями и жемчугом с на­крытием белым тонким шальником, то есть кисейною или флеровою фатою с распущенными сзади концами». «Нынешние же, по большей части старшинские и богатых Казаков, носят с черкесского обычая собольи круглые шапки с унизанными каменьем и жемчугом, а у маломощных в узор золотом и серебром расшитым или из какой парчи, материи или бархата, плоские верхом; вдовы же носят без всякого украшения, только черные;» «у простых и небогатых в верхних станицах жены носят с двумя рожнами посредственные и малые кички с сороками ж, шитые шелками и красной бумажной пряжей». Верхнее платье Казачек состояло, прежде всего, из длинного цветного капота тонкой материи, застегнутого под шею, с очень широкими у кисти рукавами. «Поверх этого они носят зажиточные каврак или саяв и кубелеки парчевые. штофные и прочей материи, то есть кафтан долгой и полукафтанье, который только ниже колен длиною, из под коего видна шелковая цветная рубашка, также и рукава оной - по нынешнему обычно с обшивкой, как у мужчин, а по старому висят высокие; и опоясываются по кубелеку поясами и чепраками, то есть с золотым, се­ребряным, а иные и с дорогими каменьями и медными по ремню бляшками, разными узорами сделанными, а на переди с замошною пряжкой». Девушки «платье носят все такое ж, как и женщины, притом все без изъятия ходят в портках, а по ихнему - в штанах, зимою в тулупах, крытых разными материями». «На ногах носят чулочки . или ичеги кожаные желтые и туфли или башмаки красные, золотом шитые, а вдовы — черные». Головные уборы Казачек, по зарисовкам Ригельмана. напоминают по форме лодочки с двумя рожками, монашеские клобуки, тиары и митры; в иных случаях это ме­ховые шапки с двумя и четырьмя симметричными рогами.

 

 

Вернуться на главную